17 июня, в день ухода в Паринирвану Будды Шакьямуни, состоялись похороны Владимира Петровича Санчирова, известного историка-ойратоведа. В нашем номере - полные горя, ощущения невосполнимой утраты слова прощания с Владимиром Петровичем петербургского тибетолога Бадмы Морхаджиевича Нармаева и историка Августы Манджиевны Джалаевой. Их связывали долгие годы крепкой дружбы, соратничества.

В последний раз «КС» провела фотосессию одного из любимых своих собеседников и авторов Владимира Петровича Санчирова у него дома 29 августа 2018 года - когда приехали к нему, чтобы забрать рукописные листочки со статьей о Зая пандите, открывшей в номере за 5 сентября 2018 года тематический выпуск "Калмыкии Сегодня" к 370-летию Тодо бичик. Владимир Петрович одобрил редакционный заголовок (цитата, конечно) - «На небе много звёзд, но свет Луны ярче». Владимир Петрович, это же о вас, свет ваших трудов с годами будет становиться все ярче.

Майя ЛАНЦЫНОВА

Памяти Владимира Петровича Санчирова

15 июня 2019 года ушел из жизни уникальный ученый, прекрасный человек и друг. Один из лучших в мире историков-ойратоведов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Калмыцкого научного центра РАН Владимир Петрович Санчиров скончался после тяжелой болезни так же, как и жил – мужественно и достойно.
Жизнь его не баловала. Его мама происходила из рода оренбургских калмыков-казаков, переселенных с мест прежнего проживания в калмыцкую степь в 20-х годах ХХ века, и полностью разделила судьбу калмыцкого народа. Она высоко ценила знания, стала учительницей, но в Сибири ей пришлось заниматься тяжелым физическим трудом. Володя родился в 1947 году. Он унаследовал стремление к знаниям – так характерное для его родителей и всего восточного народа. Всю свою жизнь он посвятил науке.
С отличием окончив элистинскую среднюю школу № 1, В. Санчиров поступил на общих основаниях на престижный Восточный факультет Ленинградского государственного университета на отделение истории арабских стран. Владимир был одним из лучших студентов факультета, но судьба сложилась так, что ему не пришлось поработать с арабским языком, он стал научным сотрудником Калмыцкого НИИЯЛИ. Здесь он фактически самостоятельно освоил ойратский язык и старописьменный монгольский язык, сформировался как историк-медиевист. В.П. Санчиров – один из авторов и ответственных редакторов академической трехтомной «Истории Калмыкии», он ввел в научный оборот ряд письменных исторических ойратских памятников, опубликовал более 40 научных статей. Широкий кругозор, знание языков, научная добросовестность, требовательность к себе вызывали уважение коллег, друзей и учеников. Сам он владел кроме родного калмыцкого русским, арабским, английским, монгольским, немецким и французским языками.
Высокий уровень научных исследований В.П. Санчирова был оценен и коллегами за границей. Его приглашали на стажировку в Англию, он выступал с лекциями в США, на Тайване, в Казахстане.
В.П. Санчиров был примером порядочности, честности, бескорыстия. Имея фактически написанную докторскую диссертацию, не стремился защитить ее чтобы «попасть в струю». Говорил, что думал, но при этом был внимательным, тактичным, добрым человеком. Таким он и останется в нашей памяти. В тибетской афористической поэзии есть такое четверостишие:
Настоящий человек, даже если в жизни выпадут испытания,
Не откажется от своих лучших качеств.
Золото, даже если его жгут и режут,
Не утрачивает свой цвет.

Бадма НАРМАЕВ, тибетолог

Нам будет не хватать тебя, «Петрович»


15 июня 2019 г. не стало Владимира Петровича Санчирова. Сознание пока не готово смириться с этим, как-то не находишь слов для передачи чувства создавшейся пустоты… Он занимал среди нас совершенно особое место. Санчиров получил официальное признание при жизни – «заслуженный деятель науки Республики Калмыкия». Но, будучи по духу беспримесным интеллигентом, на которого постоянно давил «столб ответственности» за то, что выходило из-под его пера, он остро нуждался в живой, человеческой реакции на свои работы. Она последует, когда коллеги и друзья, потрясенные неожиданной его кончиной, соберутся с мыслями. Настанет время, и его безукоризненно отделанные статьи и книги, понятные и неспециалистам, придут к тем, ради кого он трудился, – к широкому читателю. Надеюсь, ему, этому читателю, будут интересны несколько общих и кратких строк, которые я считаю нужным посвятить памяти дорогого «Петровича», как мы его называли между собой.
Духовное становление Володи выпало на время «оттепели». Как и многие его сверстники, он много и жадно читал, открывая в книгах новые миры и смыслы и дерзко мечтая о дальних странах. Так он оказался на отделении истории арабских стран Восточного факультета ЛГУ – признанного во всем мире образовательного и исследовательского центра в области восточных языков и литератур. Он прежде всего взял все, что мог, от своей alma mater – трудился, не поднимая головы. Тем временем пресловутая «система» самовосстановилась, сурово указав мечтательному юноше на его место: заграница для представителей «наказанных» народов была закрыта.
Но он блистательно реализовался на другом поприще. Вся трудовая деятельность В.П. Санчирова прошла в стенах Калмыцкого НИИЯЛИ, вплоть до его последнего наименования – Калмыцкий научный центр РАН. Именно здесь происходило его превращение из восточника в востоковеда-медиевиста. С конца 1930-х годов и до конца советского периода медиевисты пользовались репутацией профессиональной элиты советской исторической науки. В отличие от коллег, более зависимых в своих выводах от политической конъюнктуры, в этой корпорации ценился профессионализм, здесь не терпели халтурщиков и бытовал особый «гамбургский счет». Требовательность в сочетании с государственной издательской политикой приводила к тому, что советские медиевисты публиковали удивительно мало монографий. Во всяком случае, собственная монография была наивысшей ценностью. Владимир Петрович удостоился этой вполне заслуженной чести в 1990 г., когда в издательстве «Наука» вышел его труд «Илэтхэл шастир» как источник по истории ойратов». Без обращения к нему сегодня не обходится ни один серьезный исследователь.
Перестройка круто изменила судьбу В.П. Санчирова, открыв для него мир, придав мощный импульс его последующей исследовательской работе. По рекомендации видного американского ученого калмыцкого происхождения А. Борманджинова в 1992 г. он принял участие в работе сразу двух зарубежных научных конференций: в Тайбэе (Тайвань) и Чикаго. Сложилось так, что обе они проходили в конце мая. Санчиров выступил с докладом на тайваньской Международной конференции по монгольской культуре. Доклад, посланный им на чикагскую конференцию, также был опубликован. Затем будут научные поездки в Китай, Казахстан. Круг общения с российскими и зарубежными коллегами расширялся. В ходе профессионального диалога Санчиров ознакомился с работами ученых, занимающихся глобальной проблематикой, в частности, японских ойратоведов. Накопленный интеллектуальный опыт пригодился, когда он приступил к работе над «своими» разделами академической «Истории Калмыкии с древнейших времен до наших дней». Она вышла в 2009 г.
В ней он изложил научную картину начала ойратской истории, опираясь на достижения своего времени, открывая в своем материале новые грани. В этом заключается его неоспоримый вклад.
Но мы любили и уважали его не только за это. Нам не будет хватать общения с ним. Он не терпел обывательских бесед. Его блестящая эрудиция не подавляла, а возвышала, облагораживала собеседника.

Августа ДЖАЛАЕВА