Шестого ноября исполнилось сто лет со дня рождения народного поэта Калмыкии Боси Сангаджиевой

Шестого ноября исполнилось сто лет со дня рождения  народного поэта Калмыкии Боси Бадмаевны Сангаджиевой.
В 1979 году в Союзе писателей Калмыкии я впервые встретился с Босей Сангаджиевой, стихи которой учил еще в школе. Позже, когда я пришел работать в журнал «Теегин герл», я познакомился с Босей Бадмаевной поближе. Мы вместе участвовали во многих встречах с читателями в районах республики. Бося Сангаджиева – известный поэт, драматург, переводчик, кавалер ордена Дружбы народов, автор многих произведений, изданных не только в Калмыкии, но и в Москве и за рубежом, была всегда в центре общественного внимания. И я видел, как любят ее читатели, с каким интересом слушают ее и ищут встречи с ней. А однажды вместе с Босей Бадмаевной я побывал в Москве. В сентябре 1989 года в столице должны были состояться Дни калмыцкой культуры и искусства. Для участия в этом празднике литераторы Калмыкии делегировали Босю Бадмаевну и меня, молодого поэта, только что принятого в Союз писателей СССР.


Прилетев в Москву, мы отправились в Союз писателей РСФСР – надо было устраиваться в гостиницу. Зашли к секретарю СП РСФСР Э.Ю. Зимину. Увидев нас, он вышел из-за стола и радушно воскликнул:
– Бося Бадмаевна, здравствуйте! Какими судьбами в Москве?
– Здравствуйте, – ответила Бося Бадмаевна, – мы приехали для участия в Днях культуры и искусства Калмыкии, только что с дороги.
– М-мм, – смешался Зимин, – к сожалению, я не в курсе этого мероприятия. Но не волнуйтесь, с гостиницей вам поможем. Он поднял телефонную трубку, коротко поговорил с кем-то и сказал нам:
– Все в порядке. Вас, Бося Бадмаевна, и вас, молодой человек, устроят.
Так мы поселились в гостинице «Центральная». На следующий день в Манеже открылись Дни калмыцкой культуры и искусства. Мне запомнились выступления Давида Никитича Кугультинова, Боси Бадмаевны Сангаджиевой и ансамбля «Тюльпан».
Когда Босе Бадмаевне предоставили слово, она спокойным, ровным шагом вышла на середину зала. Люди затихли. И в тишине зазвучал негромкий, чистый голос. Она читала стихи о Калмыкии, о родной степи. Над залом звучало:
Мне трудно жить – со мною степь моя,
Мне хорошо – со мною степь моя.
В ней солнца раскаленная бадья
И родника прохладная струя...
(Перевод Ольги Балакиной)

Зрители, а среди них было немало настоящих ценителей поэзии, искренне радовались стихам Боси Сангаджиевой. Москвичи знали творчество поэта не понаслышке, ведь в столице в разные годы были изданы многие ее поэтические книги, среди которых «Молодая звезда», «Цветные перстни», «Доброта», «Встреча», «Калмыцкий чай», «Любовь и война» и другие.
Я вижу ее, участницу художественной самодеятельности, на редкой фотографии, в довоенном, легендарном в истории Калмыкии 1940 году, на празднике 500-летия эпоса «Джангар» – молодую счастливую красавицу в национальном костюме, рядом с великим джангарчи Мукебеном Басанговым. Может быть, тогда, в те благодатные дни, в ее душе и зарождались первые стихи, которые потом, через годы, принесли ей славу народного поэта, любовь многочисленных читателей огромной страны...
«Я могу смело сказать, – говорила Бося Бадмаевна, – что на литературную дорогу меня вывел мой отец Бадман Менке-Насун, одаренный сказитель-джангарчи, и поэтической музе никогда не приходилось стучать в наш дом: для нее были настежь распахнуты все двери». И Бося Сангаджиева обрела свою Лиру, радостно прижала к сердцу и подарила нам свое творчество, светлое, богатое и доброе.
В стихах и поэмах Б. Сангаджиевой светится ясная мудрость прожитых лет, которая и определяет сердечную, искреннюю тональность ее поэзии.
У Боси Сангаджиевой была трудная, но счастливая судьба. Об этом подробно рассказано в ее книге «Счастье сироты у нее за пазухой», повествующей о главных вехах жизненного и творческого пути. Рано оставшись без матери, она сполна испытала все тяготы, выпавшие на ее долю. Потом война, насильственная ссылка калмыцкого народа в Сибирь, рыбный промысел в северном селе Устрем... Нелегкий путь простой девушки из рыбацкой семьи…
Могла ли предположить она, сирота, бедная девушка из хотона Чимбя, что ее стихи будут звучать на разных языках мира, а сама она побывает во многих странах и будет дружить с выдающимися писателями Советского Союза? Как признается сама поэтесса, такого она «и предположить не могла».
В этой книге Бося Бадмаевна подробно рассказывает о детстве, о народных обычаях, о быте рыбацкой семьи, о нравах, бытовавших в среде провинциальной бюрократии в предвоенные годы.
Нежным лирическим чувством проникнута глава, посвященная первой девичьей любви. Поэтесса бережет в себе чистую, наивную девочку, влюбленную в парня Дорджи-Гаря из колхоза «Путь к коммунизму». Он будет убит в первые дни войны в боях на Украине...
Бося Сангаджиева подробно рассказывает о годах своего становления, о работе учителем ликбеза (школа по ликвидации безграмотности – Э.Э.), о том, как волею судьбы она обрела семью.
Самые трагичные страницы книги – о выселении калмыков в 1943 году, о тяжелейшей работе на Севере на рыбном промысле села Устрем. Судьба часто ставила ее перед выбором, и, хотя он бывал нелегким, Бося Бадмаевна всегда делала правильный выбор – по совести, слушая свое сердце. «Все пережитое мною, все увиденное лишь закалило меня, – вспоминала она о тех годах. – Я по-настоящему поняла, что такое Родина, дружба, труд. Я чувствовала ответственность за каждое свое слово и тогда же поняла, что литература – главное дело моей жизни».
Она преклонялась перед доблестью наших земляков в годы Великой Отечественной войны. В предисловии к своей знаменитой книге «Дочери Родины» поэтесса пишет: «Пусть мой сборник станет страничкой огромной летописи о женщинах-героинях, защитницах нашей Родины. Забывать о них мы не имеем права». Этой книгой она сохранила для нас и потомков имена отважных героинь, наших землячек, воевавших с фашистами. И многие стихи, известные поэмы («Мать солдата», «Любовь и война», «Хасан», «Джиргал и Баатр», «Усталость», «Правда бессмертна», «Антонина» и др.) в творчестве поэтессы так или иначе связаны с войной.
Бося Сангаджиева была чутким, светлым человеком, убежденным, что добро не пропадает бесследно никогда. Эта вдохновенная вера придавала ей силы в жизни и творчестве. Ей были свойственны душевное спокойствие, достоинство, теплота, умение жить добродетельно, поддерживая и благословляя молодых... Мне посчастливилось расти под сенью писателей старшего поколения, среди которых была и Бося Бадмаевна Сангаджиева. Ее советы, слова одобрения и поддержки многое значили для меня. Я помню, как она искренне радовалась, когда мне в 1988 году присвоили звание лауреата премии комсомола Калмыкии им. Героя Советского Союза Э. Деликова. Она позвонила и поздравила меня сразу после решения комиссии (Бося Бадмаевна была членом комиссии по присуждению комсомольской премии). Потом, при встрече, подарила мне свою только что вышедшую книгу «Не спеши, мое время» с очень трогательной и обязывающей меня ко многому дарственной надписью. Она умела радоваться за других...
Я бережно храню в своей библиотеке книги с ее автографами.
Поэзия Б.Б. Сангаджиевой посвящена ее народу, Калмыкии, «соленому зоревому простору» родной степи, той степи, без которой она «ни петь, ни жить» не могла и которой осталась верной навсегда. Поэтому ее книгами дорожат читатели, любимые стихи продолжают выходить в журналах и газетах, звучать по радио и телевидению, в школьных классах и аудиториях университета, на литературных встречах и за дружеским столом... «Промчат над степью ветры и года... Устану я, но песни – никогда!..»
Мчатся, подобно сказочным аранзалам, над широкой степью ветры и года, а песни ее живут, звучат и радуют сердца людей.

Эрдни ЭЛЬДЫШЕВ, председатель Союза писателей Калмыкии, народный поэт Республики Калмыкия

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после их проверки.


Защитный код
Обновить