В день памяти святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, создателей славянской азбуки, мы, естественно, говорим о славянской письменности. Дни славянской письменности и культуры преимущественно отмечают высшие учебные заведения, школы, лицеи, гимназии. Здесь проводят мероприятия, встречи, конференции. Или просто вечер, посвященный вопросам языкознания и литературы, – в общем, дело хорошее. Немало ведь споров возникает относительно современной письменной речи.

Сами же ученые периодически предлагают новый взгляд на лингвистические устои, а в иных случаях и возвращение к прошлым словарям, как сделал тот же Владимир Владимирович Лопатин. Он, например, в своем словаре зафиксировал как новые нормы написания некоторых слов, так и забытые. Птицу зарянку снова пишем, как у Даля, через «а», тем самым оправдывая чередование в корне -зар/зор, где под ударением пишем «о». Никто не против. Зато пионерское слово «речёвка» он тоже подвел под свод правил, и стала она речовкой через «о», что и положено в суффиксе после шипящих под ударением. И тут иные консерваторы уже реально зашипели. Как смеет он! Портить наш язык нововведениями, это святое, культовое слово «речёвка», ставшее частью пионерской цивилизации… И в том же духе. Надо жить в мире, поэтому я бы предложила оставить слово как есть, наподобие того, как после введения новых правил все равно писали «Ильичём», но только если речь шла о Ленине. Ясно, что поправка в словаре в ближайшем будущем не предвидится, так что пишите как хотите. Никто, надеюсь, не заметит, кроме вечных борцов с режимом, а также принципиально настроенной корректуры и редактуры.
В языке, как и в жизни, все может быть. Особенно в правилах грамматики. Закономерности закономерностью, но всегда есть и будут нестыковки, разночтения, исключения. Если их всего-то семь глаголов на -еть, то пусть будут. А если их столько же, сколько неправильных в английском, то всегда найдется смельчак в Орфографической комиссии, который возьмет и перепишет. Это как скользкую тропинку, на которой все падали и били носы, посыпать песком. Легко и просто.
Ну, чтобы не быть голословными, возьмем сочетание «ни при чем». Когда-то я сама проверяла по Высоцкому (значит в жизни ты был ни причем, ни при чем), но если нет ни секунды и надо прямо сразу? Непременно найдется кто-то, кто напишет через «-не». То есть так, как писали грамотные люди в царское время. А то, что теперь по-другому пишем, это потому что всех стали обучать единым правилам орфографии и пунктуации. НЕ – только под ударением, например: не с чем. Так и поумнел народ, который при царях и читать-то не умел, разве что достанется чьему-то дитю добрая барыня и обучит, как Ваньку Жукова. И не факт, что письма будут слать на деревню дедушке. Может, барыня нового Шукшина учит читать и писать; будущего Есенина, а глядишь, и Брюсова, который тоже корнями из народа, когда «вдруг вздрогнет доля деда» и он «все тот же старый костромич». 
Так что пусть учатся все, и пусть правила будут логически завершенными. Чтобы не было «факультативного» выделения запятыми, двойных норм написания и прочей путаницы. С произношением сложнее, поэтому пора привыкнуть, страна у нас большая. Даже в Москве все реже слышишь исконно московское «танцавание», «цалование» и прочие «ания». Теперь все чаще по-другому говорят, все смешалось в семье московской! Как ни ласкает слух привычный говор, а новое наступает и нагло дышит в затылок. Речь – явление природы человеческой. Течет – не остановишь.
Поэтому не вижу смысла в противостоянии части филологического сообщества «лопатинщине», как они говорят. Не правда ли, отдает мракобесинкой?
Можно в Дни письменности проводить лекции и беседы. Пусть в школу придут увлеченные лингвисты местного вуза и расскажут о прежних правилах и новых, почему решили так, а не этак. Почему у классика встречаем одно написание, а в учебнике другое. Конечно, большинству школьников чихать на доисторическое падение редуцированных и его последствия, а ведь так можно им объяснить отголоски закона открытого слога в вывесках с ер – «ъ» в окончании, беглые гласные в «сон – сне» и многое другое. Или же, тезисно пройдя палатализации, можно контурно понять, почему они друзья, но он не друзь, а друг. Переход г, к, х в свистящие и шипящие перед гласными переднего ряда на самом деле – очень занятная штука, и среднестатистический школьник его оценит.
А речёвка, так и быть, пусть станет речовкой с суффиксом -овк, как учат в школе. Без исключений.