Сто лет назад в России происходили масштабные преобразования. После Октябрьской революции страну охватила кровопролитная Гражданская война, затем уже советская Россия погрузилась в послевоенный хаос и разруху, которые сопровождались продразверсткой, а также природными катаклизмами - засухой и неурожайными годами, вылившимися в голод и гибель населения. Калмыцкая автономная область также оказалась втянута в вихрь этих ужасных политических и природных процессов.


В период Гражданской войны Калмыкия стала предметом грабежа и экспроприации материальных и продовольственных ресурсов со стороны как Белой, так и Красной армий. Часть, оккупированной Белой армией, снабжала ее продовольствием, а другая, неоккупированная, – Красную армию. Конечно, это оказало влияние на общее экономическое состояние калмыцкого населения.
На пленуме Калмыцкого исполкома в мае 1920 года отмечалось, что «особенно страдает от голода население Цаган-Нурского, Центрального и Приволжского аймаков Малодербетовского улуса и некоторые хотоны других аймаков. Дети умирают от голода, взрослые настолько обессилены от голода, что не могут подняться на ноги без посторонней помощи. Положение до чрезвычайности катастрофическое. Чтобы спасти людей от голодной смерти – нужна экстренная помощь». Катастрофическое положение было не только в Малодербетовском, тяжелая ситуация сложилась во всех улусах Калмыкии. Наиболее сложными оказались 1921 и 1922 годы, причем не только для Калмыцкой степи, но и других регионов огромной страны - голодали Приуралье и Крым, Поволжье и Украина. В Ставропольской губернии в 1921 году голодало более 400 тыс. человек, население Урала с 1920 по 1922 годы сократилось на 500 тыс. человек, это данные, вырванные из контекста, поскольку, если перечислять всю статистику по стране, то картина, мягко говоря, будет не радостная.
В те годы была организована Калмыцкая комиссия помощи голодающим, ходатайствующая перед правительством о помощи. В связи со сложившейся удручающей ситуацией правительство Калмыцкой области обратилось к трудящимся Воронежской, Орловской губерний, Грузии и другим областям с просьбой о помощи. Помощь себя не заставила ждать из Воронежа, Орла, Курска, Тбилиси, помощь также поступала из Ростова-на-Дону, Пятигорска, Рыбинска, Нальчика, Баку и других городов и губерний. Не оказался в стороне и братский бурятский народ - в декабре 1922 года из Бурятии было отправлено девять вагонов яричной муки, три вагона житного пшена, в мае – четыре вагона ржи и т. д. В мае 1922 года представитель Бурятии Эрдэниев выступил с приветственной речью, он также сообщил, что одним из главных организаторов сбора средств среди бурят являлся хамбо-лама Агван Доржиев, просивший выделить часть муки для голодающих Сумэ Чойра (Цанит-Чойра).
Не обошлось и без хищений. Массовые хищения продовольствия препятствовали планомерному оказанию помощи голодающим Калмыкии, количество которых разрасталось по мере усиления бедствия. Для прекращения воровства и хищений к работе подключались представители ГПУ и милиции. Все грузы шли через Астрахань, водным и железнодорожным путем, и здесь часто имели место захваты «голодных» грузов, направлявшихся в Калмыцкий комитет помощи голодающим Астраханским губернским комитетом помгола (сокр. комиссия помощи голодающим – Ред.). В связи с чем в декабре 1922 года уполномоченный по Астраханской губернии и КАО А. Шестоперов был арестован. Хищения происходили не только на высшем уровне, так, представители Калмыцкой области просили милиционеров на станции Астрахань наблюдать за рабочими во время засыпа зерна в мешки и сопровождения грузов.
Сюда же следует добавить и бандитизм, который неизбежен на сломе эпох. В 20-е годы прошлого века он появился как следствие неприятия новой власти и наступивших голодных времен.
В  1919-1920 годах в Малодербетовском улусе действовала банда Ордаша Босхомджиева, бывшего кадета, окружного атамана Малодербетовского улуса. В банду входило более 500 человек в возрасте от 19 до 40 лет. В течение нескольких лет в Калмыцкой степи действовал отряд братьев Менгетеевых – Хойче, Шургучи, Сангаджи и Санзыра.
В Калмыкии также действовали банды Акулова, Окона Шанунова, Московченко, Шевченко, Бовы Тегусова, Гаря Мучкаева и других. Банда Муды Будаева орудовала в Цаган-Нуре, банда Скороходова из Донобласти осела в балке Гашун, бандитствующая группа Очирова грабила Ремонтненский уезд и скрывалась в балке Дундухурула, восточнее села Заветное, группа Нохана Шоро из Эркетеневского улуса, а также группа Кости Бондаренко бесчинствовали в Эркетеневском улусе. Банда Кюкя Макирова много лет держала в страхе население Багацохуровского улуса, а Дорджи Цекирова – Баруновский аймак этого же улуса.
Одним словом, непростое было время сто лет назад. Хотя нынешнее поколение, безусловно, вольно проводить свои параллели, в том числе романтизировать или же героизировать те времена и события. Но все же – «не дай вам Бог жить в эпоху перемен».

Александр ЛИДЖИЕВ