Сегодня, в 18 часов, на аллее Пушкина в Элисте собираются поклонники творчества поэта Александра Пушкина и любители поэзии вообще. Пишущие стихи есть, как правило, и среди первых, и среди вторых. Празднуем 220 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Празднуем традиционно у подножья памятника работы Нарана Эледжиева, и традиционно - стихами чествуемого, посвящениями ему.

«Каков я прежде был, таков и ныне я: / Беспечный, влюбчивый…» - таков он для юных и вечно влюбленных романтических натур. В разные периоды своей жизни он был насмешником, историком и даже политиком-трибуном. «…Пушкин всегда в настоящем той частью своей поэзии, которая постигнута нами, и всегда впереди – тем, что мы в ней постигаем, открывая новое для мыслей и чувств», – слышал внутренним поэтическим слухом поэт Давид Кугультинов. Может ли молодой читатель, читающий элегическое «Я вас любил…» и другие любовные, задушевные стихи поэта, постичь пафос стихотворения «Клеветникам России»? Когда я предложила молодежи почитать это стихотворение на политических дебатах, то они удивились авторству Пушкина и вежливо отказались. Мне показалось, что они даже оскорбились за поэта, которого я «пыталась втянуть» в политические дрязги нынешнего дня.
Но как прочел его стихотворение поэт Михаил Светлов в годы Великой Отечественной войны! В 1943 году, через 112 лет после опубликования стихотворения «Клеветникам России», Светлов пишет стихотворение «Итальянец». Посыл и запал стихотворения Светлова идут из всего пушкинского и почти повторяя заключительные пушкинские строки. У Пушкина: «От потрясенного Кремля / До стен недвижного Китая, / Стальной щетиною сверкая, / Не встанет русская земля?... / Так высылайте к нам, витии, / Есть место им в полях России, / Среди нечуждых им гробов». У Светлова: «Молодой уроженец Неаполя! Что оставил в России ты на поле?...Я не дам свою родину вывезти / За простор чужеземных морей! / Я стреляю – и нет справедливости / Справедливее пули моей! / Никогда ты здесь не жил и не был! … / Но разбросано в снежных полях / Итальянское синее небо, / Застекленное в мертвых глазах…». Из «но стали ж мы пятою твердой…» «Бородинской годовщины» Пушкина родился образ и ритм строк Высоцкого: «…но обратно ее закрутил наш компас, / оттолкнувшись пятой от Урала…». Это строки стихотворения «Мы вращаем Землю» Высоцкого о Великой Отечественной войне. Для двух поэтов советского периода камертоном истинного патриотизма была только поэзия Пушкина, через него они постигали Отечество.
Для самого Давида Кугультинова Пушкин его «и друг степей калмык» были духовной защитой против хамского государственного определения «национальное меньшинство» («нацмен»). «Пушкин доказал, что народ есть не число, а нечто другое, более значительное, более высокое, неизмеримое, и с этой неизмеримостью равны все народы» - со скрытой ноткой полемики написал он в статье «Пред солнцем бессмертным ума». А начинается она все же с простодушного восхищения читателя, почитателя поэта: «Пушкин – это неумирающий, вечно живой глас народа: его земля и небо, свет и воздух, музыка и живопись, седина и юность, любовь и нежность, гроза и цветок – это жизнь». Да, и свидетельство тому наш традиционный Пушкинский праздник поэзии, по-государственному - Пушкинский день России.

Зоя НАРАНОВА
Фото из архива редакции