Бурятские дацаны представили фотовыставку, а клуб «Манджушри» центрального хурула Калмыкии провел свое заседание

12 августа в хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни» состоялось открытие III передвижной фотовыставки, посвященной жизнедеятельности Гоман Ценшаб-Хамбо Ринпоче Агвана Доржиева (1854-1938), которая будет работать до 22 августа. Около 80 фотографий лишь обозначают вехи деятельности Агвана Доржиева. Более полно его биография излагается в буклете к выставке. Особо в ней  выделена информация об «Атласе тибетской медицины», который вместе с текстом Ганджура для Бурятии купил в Тибете Агван Доржиев, и позаботился, чтобы до его ареста в 1937 году тексты были отправлены в Бурятию.

О современной истории раритета рассказывает специально изданная для выставки брошюра «Спасение бурятской копии «Атласа тибетской медицины»», которую автор В. Шаглахаев (Даши-лама), вместе с книгой «У подножия Алтан мондарга» подарил Национальному музею им. Н. Пальмова и библиотеке им. А. Амур-Санана. Фотовыставка также передана в дар республике для экспонирования в районах. Отметим, что к нам ее привезли после открытия в Дхарамсале (Индия) и Монголии.
С пожеланиями и словами благодарности представителю Ацагатского дацана «Гандандаржалинг», председателю фонда Агвана Доржиева Тарба-ламе и Даши-ламе, представителю Хойморского дацана «Бодхидхарма», выступили настоятель центрального хурула Анджа-гелюнг, ученые, представители Министерства культуры и туризма РК, администрации города Элисты, Национального музея им. Н. Пальмова, подчеркнув, что такие мероприятия укрепляют культурные связи регионов РФ, восстанавливают «белые пятна» в истории буддизма российского государства. И такая яркая харизматичная личность как дипломат, доктор буддийской философии, религиозный, государственный, общественный деятель России, Монголии, Тибета Агван Доржиев сыграла в ней значительную роль. При установлении дипломатических отношений Тибета с Российской империей Доржиев, как учитель Далай-ламы XIII, был его советником. Благодаря личному знакомству с императором Николаем II и сложившейся политической ситуации (Монголия вышла из-под «опеки» Китая и пошла под протекторат России, которая хотела продемонстрировать лояльность к вере монголов), он «пробил» строительство буддийского храма (с 1905 по 1912 гг.) в Санкт-Петербурге. История строительства этого дацана излагается в книге А. Андреева «Храм Будды в Северной столице» (СПб, 2002). В Калмыкии он основал буддийские духовные учебные заведения, как и ранее в Бурятии. Он заботился о научном развитии буддизма среди российских буддистов, чтобы они не останавливались только на обрядовой стороне вере предков. Доржиев сотрудничал с выдающимися российскими учеными – востоковедами Ф.И. Щербатским, С.Ф. Ольденбергом, П.П. Семеновым (Тян-Шанским) и другими. После Октябрьской революции как инициатор обновления церкви калмыцкий лама Боован Бадма, его ученик и сподвижник, также пытался сделать это в церковной жизни Калмыкии, он занялся реформами. Сотрудничество с советской властью не спасло Доржиева и саму буддийскую общину. В ноябре 1937 года он был арестован в Бурятии. Выступившая на открытии выставки племянница просветителя Номто Очирова Нина Санджарыковна Уланова рассказала, что перед отъездом в Бурятию Агван Дорджиев приезжал в имение Тундутовых: «Он стоял печально в опустевшем парке князей Тундутовых, с которыми он тесно сотрудничал. Отец мой уже был арестован. Агван Доржиев, с опущенной головой,  пешком ушел на станцию. Мы тогда сидели на улице и видели его. Затем до нас дошла весть, что он умер в Бурятии».
В 1991 году в Улан-Удэ была издана брошюра «Цанид - Хамбо Агван Доржиев» под авторством Гомбо - Намжила Заятуева (экземпляр подарен Национальной библиотеке им. А. Амур-Санана). Автор дает «хронологические вехи жизненного пути» лишь до 1927 года. Интересны две выдержки из этой брошюры:
«Когда мы беседуем с Доржиевым, нам, большевикам, необходима полная мобилизация нашего интеллекта для того, чтобы быть на высоте», - высказывался нарком просвещения А.В. Луначарский на встрече с интеллигенцией, сам бывший блестящим эрудитом, интеллектуалом и энциклопедистом.
«В 1921 г. Карлос Алексис Тепнисопс возвращался в Петроград с отступавшими с Кавказа. В Ставрополе он был арестован секретными службами Советов. Во время доклада высокопоставленный большевик по имени Асиун-Санан (так написана фамилия Амур-Санана в брошюре «Цанид - Хамбо Агван Доржиев» Намжила Заятуева – Ред.) вошел в комнату, пишет Тепнисопс:
- Для чего здесь этот человек? – заинтересовался он.
- На допросе, - произнес сотрудник.
- Я знаю его, - был ответ. – Он друг Городовикова и хамбо-ламы Агвана Доржиева, который является сейчас членом ЦИК (Центральный исполнительный комитет Советского правительства – Г.З.). Выдайте ему необходимый пропуск».
К сожалению, в брошюре не приведены источники  цитат. Но они показывают превратности жизни Агвана Доржиева. Этой выдающейся личности 17 августа  посвятил свое заседание клуб «Манджушри» при хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни», на котором выступили ученые Андрей Бадмаев и Баазр Бичеев и представители хурула. На территории Аршанского хурула планируется возвести ступу в честь буддийского и общественного деятеля. В Бурятии учреждена медаль Агвана Доржиева. Этой высшей государственной наградой Республики Бурятия награждают за выдающиеся заслуги перед республикой по укреплению мира и дружеских отношений между народами и за активную общественную и благотворительную деятельность

Зоя НАРАНОВА