В этом году  архиепископ Элистинский и Калмыцкий Юстиниан отметил пятилетие служения в нашей республике. 26 июня 2014 года синодом он был избран правящим архиереем калмыцкой епархии. Это были годы управления церковной жизнью приходов республики, общественной работы и научных изысканий, ведь владыка - историк по образованию. «КС» встретилась с владыкой в канун значимого события в его жизни. Первого сентября по традиции владыка принимает поздравления по случаю рукоположения (хиротонии) в епископы.

На следующий год будет уже 25 лет, как совершилось это таинство: первого сентября 1995 года в московском Донском монастыре он был хиротонисан «во епископы Дубоссарского викария Кишиневской епархии». Затем была служба в Приднестровье, и с прихожанами многострадального края владыка поддерживает тесную человеческую связь. После службы в США  архиепископ Юстиниан уже пять лет с нами. Наш разговор с правящим иерархом начался именно со служения в тех краях. Мы поинтересовались: облегчил ли ему вхождение в общественную жизнь многонациональной республики опыт работы в Приднестровье, где население было тоже этнически разнообразным, и в «таком плавильном котле наций и народностей как Нью-Йорк»?

- Да, мне знакомо служение в многонациональном и полирелигиозном регионе, но это не значит, что, прибывая на новое место, ты не испытываешь трудностей. Любое вхождение в новую культуру требует интеллектуальных и сердечных усилий. Например, на протяжении нашей жизни мы беспрестанно имеем общение с людьми, но, встречаясь с новым человеком, никто из нас не говорит же, что у меня уже тысяча человек знакомых и поэтому я не буду входить в индивидуальные особенности нового знакомого. Наоборот, мы постараемся понять человека, чтобы общение с ним было достойным и уважительным, Это общечеловеческие основы взаимодействия. До перевода в Калмыкию у меня не было опыта продолжительного общения ни с калмыками, ни с представителями буддийской культуры. Естественно, мне хотелось узнать как можно больше об истории и традициях калмыцкого народа, особенно в первый год своего служения. И сейчас я также расположен к общению, к тому, чтобы мне рассказали что-то новое и полезное.  
- Часто в своих выступлениях вы с горечью говорите о миграции населения республики в Москву и в другие крупные центры.
- Эта проблема существует не только в России, но и во многих других странах мира. У нее есть как объективные причины, так и субъективные. Ко второй я отношу то, что в процессах миграции населения просматривается желание определенных сил как можно скорее перемешать национальности, культуры, религии. Нынешние средства связи, транспорта позволяют быстро перемещаться, растет информированность населения. Возникает, конечно, соблазн найти себе место, где будет интереснее, комфортней. Это относится и к нашему краю. Но если есть возможность противостоять этим процессам, то, я думаю, это надо делать. В первую очередь должно воспитываться чувство патриотизма, уважения и любви к нашей большой родине – России – и малой родине - Калмыкии. Надо уметь гордиться своей религиозной принадлежностью, своей национальной культурой. Конечно, во главу угла надо ставить духовные и нравственные моменты, которые помогут сдержать миграцию. Но давайте не забывать и о быте, мы же понимаем, что элементарные условия жизни должны соответствовать общероссийским нормам. Не должно быть в Калмыкии проблем с отключающимся электричеством, у нас должна быть решена проблема с хорошей питьевой водой и водой для сельхознужд. Меня очень беспокоит, что у нас люди не могут рассчитывать на регулярную подачу воды. Вот человек весной и летом трудится у себя на огороде, два-три дня нет воды, и весь его труд погибает. Это же досадно. Все это делает наше общество здесь, в Калмыкии, менее защищенным. Наш народ разумен и терпелив, еще живут надежды и ожидания, и очень важно не разочаровать людей. Понятно, что ни одна страна, ни один регион не может отличаться стабильностью экономической жизни, если этот край имеет занятость только в сельском хозяйстве. Сельское хозяйство нигде в мире не может быть настолько прибыльным, чтобы обеспечивать людей всем необходимым и давать стабильное развитие. И, естественно, надо говорить о возрождении перерабатывающей промышленности.  
- Вы считаете, что духовность народа поможет преодолеть экономические трудности?
- Я уверен, что когда человек живет активной религиозной жизнью, то он в принципе является более крепким во всех отношениях, в том числе и при перенесении различных невзгод и скорбей. Верующий человек понимает, что жизнь - это служение и подвиг. Поэтому в отношении к трудностям, а мы с вами говорили о проблемах разного уровня – о миграции, отключении света, нехватке воды и тому подобном - по-моему, верующий человек более крепок. У него установка на то, чтобы выживать, а не бежать. Естественно, что у верующего человека, как и у любого, силы и способности не безграничны, но все постигается в сравнении.  
- Владыка, в служении в Калмыкии есть еще одна точка соприкосновения с вашей предшествующей жизнью: история региона нашла в вашем лице еще одного исследователя.
- Начинали с открытий для себя. Когда заинтересовались более глубоко миссией просветителей Кирилла и Мефодия, выяснили, что братья прибыли к нам сюда из Крыма. Возникло желание завязать контакты с духовенством Симферопольской епархии, с представителями науки, с общественностью Крыма. Затем возникла тема исхода участников Белого движения из Крыма, когда часть калмыцкого народа вместе с представителями других народов России покинула пределы нашей родины, они стали изгнанниками. Предстоящее в 2020 году столетие этой даты побудило нас расширить область совместных проектов с крымчанами. Эта тема интересная, хотя и очень деликатная, так как связана с братоубийственной войной. Важно не оставить ее на откуп недругам нашего Отечества, а использовать для укрепления гражданского мира и согласия в обществе. Поэтому мы провели в Севастополе презентацию интереснейшей книги о 80-м Зюнгарском калмыцком полку и организовали встречу с группой общественников Севастополя, которые объединились, чтобы создать мемориал, где будет увековечен исход из Севастополя сотен тысяч беженцев. Наша задача - содействовать тому, чтобы в мемориал вошел и памятник калмыцким казакам. Этим мы еще раз засвидетельствуем неразрывность судеб народов России.  
- Владыка, благодарим за беседу, за столь неожиданные для нас повороты. Известно, что пастырь как воин идет туда, куда направляет церковная служба. А сравниваете ли ваше служение в Калмыкии с предшествующим?
- Да, мы беспрекословно следуем туда, куда пошлет священноначалие. Верой и правдой отслужив в США четыре с половиной года, я, честно сказать, был рад решению о моем переводе в Калмыкию, так как к этому времени во мне созрело желание вернуться в Россию. Поэтому назначение управляющим Элистинской епархией, по милости Божией, совпало с моим внутренним стремлением участвовать в развитии церковной жизни на Родине. Кроме того, заканчивалась уже вторая двухгодичная виза, дающая право на совершение служения в США, а от возможности получить гринкарту я отказался. Руководство патриаршими приходами в Северной Америке во многом связано с дипломатической работой, а мне ближе епархиальная деятельность, в которой много практических задач, но и больше места для молитвенного общения с верующими. В этом отношении служение в Калмыкии, по сравнению с нью-йоркским, мне более по душе. Я скажу, это подмечено давно, что если западный человек оценивает свою жизнь, задавая вопрос, а как живет человек с точки зрения внешнего благополучия, то в России оценка строится, исходя из вопроса: «Для чего?». Развитие церковной жизни, укрепление мира и согласия в обществе, содействие братскому диалогу между православными, буддистами и мусульманами - вот те задачи, которые наполняют смыслом мое служение в Калмыкии. Надеюсь, оно принесет пользу верующим людям нашего региона.

Беседовала Зоя НАРАНОВА