В этом году западный мир вспоминает Майкла Джексона, которому могло исполниться шестьдесят. Москве тоже есть чем отметиться. 25 лет назад, в первый свой приезд в Россию, Майкл Джексон дал единственный концерт в «Лужниках». Сентябрь 1993 года был холодным и неприветливым. Король выступал под проливным дождем, с разбегу скользя по мокрой сцене, как любят делать только дети. Можно не сомневаться, что он король эстрады. Но ничего этому королю не давалось легко и просто. Разве только лунная походка – Божий дар. А если не Божий... Ну, тогда он точно – волшебник и маг.


Можно ли судить тех, чья жизнь – труд и сцена, сцена и труд. И вечный свет софитов. Иначе он не мог. Он шел навстречу свету, как к Солнцу идут откуда-то из темноты. Может быть, с обратной стороны Луны, где темно и неизвестность. Сказать про него, что прерван полет, нельзя. Он успел многое. Например, выковать на пару ближайших столетий новое музыкальное и хореографическое мышление. Просто смешивал известное, но в гениально подобранных пропорциях. Вылил золотой слиток. Он словно алхимик в музыке – добыл-таки свой философский камень для эстрады.
Помню, как многие из нас – спасибо местной телестудии – впервые узнали Майкла Джексона. Узнали и поняли, что в жизни хотя бы раз должно случиться настоящее шоу. Мы ничего подобного отродясь не видели. Тонна харизмы и чудеса спецэффектов, неведомых нам, в мягком смысле «совковым», для кого самым большим чудом доселе была «светомузыка» из цветных лампочек.
Майкл удивлял и умел удивлять. Очаровал даже равнодушных, кто видел хотя бы «Вспомни то время» в стиле Древнего Египта. Он собрал в своем клипе прекрасную компанию – известную темнокожую топ-модель, знаменитого баскетболиста и Эдди Мерфи из Голливуда. Кто-то скажет: еще бы, запустить два миллиона долларов и не сделать клип! Да. Но не факт, что будет шедевр.
Как любого чернокожего, особенно если талантлив, как бог, Майкла волновала тема расовой дискриминации. В «Белом или черном» он танцует с представителями разных народов, но не европейской расы, подчеркивая единство с ними. Символично, что и наша Москва вошла в этот круг. На площади, похожей на Красную, Джексон дает гопака то ли с украинцами, то ли с казаками. Ведь в глазах американцев Москва не отличалась от Украины и не считалась европейской или же англосаксонской стороной. Такие они, неисправимые расисты.
А потом фортуна стала требовать с Майкла по счету. Хотел быть белым – получай. Злая ирония судьбы - недуг сделал его похожим на мумию. Боролся с чужой бедностью, оставаясь в душе беззащитным ребенком, – получай шантаж от конченых проходимцев. Душа звезды растоптана, репутация загублена. Майкл стал несчастнейшим на Земле. Спасала только работа, работа и работа. Он работал до последнего, как раб, как, может быть, умирали его предки на плантациях.
Только после смерти Майкла Джексона было доказано, что его оклеветали ради больших денег. И все же он оставил мировой культуре свою музыку как голос миллионов, как знак и код времени. Стереть его не получится бесследно. Никому.