События марта этого года, выборы в сентябре означают новую политическую и, наверное, общественную реальность в Калмыкии. По сути, начинается демонтаж предыдущей системы государственного управления в республике, и, соответственно, изменения в обществе, в общественных процессах неизбежны.
"Притчей во языцех" среди наших земляков до последнего времени было ощущение оцепенелости, вызванное стагнацией во многих сферах жизни и для многих. Комфортно себя чувствовали немногие, и для этого у них были основания. Они были, как сейчас говорят, бенефициарами сложившейся модели, осваивавшими большие, очень большие деньги. Именно они были на вершине местного "глубинного" государства («КС», 14 августа – Ред.).

Именно они, как мне представляется, организовали компанию лжи, домыслов и фейков против назначенного Президентом России временно исполняющего обязанности Главы Республики Калмыкия. Чувствовалась циничная и опытная рука мастера (ов) интриг и политических уловок. Очевиден также своеобразный "modus vivendi" (образ мысли), когда население пытались ввести в заблуждение, находя какие-то не сущностные в правовом смысле упущения (причем, иногда и мнимые) в избирательном процессе.
Сейчас они затаились, и не исключено, что готовят новую деструктивную волну против как избранного главы, так и его ближнего круга руководителей и сторонников. В лучших традициях восточного коварства их направленцы "переобуваются на ходу": становятся суперпреданными хасиковцами и пытаются занять ключевые места и должности с тем, чтобы саботировать, извращать политическую логику нового лидера республики и его команды, а в удобный момент подставить подножку.
Два вопроса сейчас являются определяющими, символическими.
Уже, и это очевидно опытному глазу, определенными кругами выбрана главная цель на ближайшие месяцы. Это один руководителей, который попытался встать на пути т.н. бенефициаров и с начала мая вел основную оргработу в высшем эшелоне власти в  республике. Результаты его деятельности вызывают бешенство и ярость бывших власть предержащих. И все понимающие ждут, чем все это закончится.
Еще одним серьезнейшим моментом начавшейся политической схватки, камертоном будущих событий, стала позиция представителя Главы в Совете Федерации. По сути, мало кому известная до этих времен должность вдруг стала своего рода рубиконом для нового лидера и для всей судьбы его управленческой команды. Не очень влиятельная в республике должность так называемого сенатора от Калмыкии большей частью была прибежищем для какого-то количества иногородних "товарищей", которые так или иначе находились в активной экономической жизни и испытывали потребность в некой "крыше", "ксиве" для защиты своих интересов, для личной безопасности. К их сожалению, почему-то кресло члена Совета Федерации от Калмыкии, наоборот, частенько приносило им серьезные неприятности, вплоть до ареста и судимости. Ясно было изначально, что лицо, занимавшее указанное место, не должно было участвовать во внутренних политических процессах и быть " игровым" на республиканской политической арене. Такой была установка высших кругов республиканской власти, принятая после активной, не совсем, правда, результативной и не очень продолжительной по времени деятельности одного депутата Государственной Думы в 1990-х годах. Руководству республики тогда стало ясно, что лицо, занявшее представительскую должность на  федеральном уровне, может стать соперником при следующих выборах/назначениях. С этого момента все подобного рода должности, точнее, лица, занявшие эти позиции, впоследствии должны быть, набрав политический вес и знакомства, суперлояльными руководителю.
Были некоторые исключения, точнее, одно, когда опытным людям стала очевидна заявка на политическую деятельность (думаю, понятно, о ком идет речь). Исключение, как говорится, подтвердило общее правило.
Поэтому тот, кто будет занимать обсуждаемую позицию, должен быть политически и лично лояльным главе, так как остальные три аналогичные позиции были сформированы до его прихода во власть. В политике не приветствуются ситуации неопределенности, как правило, в большинстве случаев политические акторы действуют в своем интересе. Поэтому сейчас направлять на указанную должность лицо, в котором сомневаешься и в человеческом плане, и в политическом смысле, по меньшей мере, нецелесообразно, а может, даже и вредно. Время не только приходит, оно и переменчиво.
Далее. Нам следует понимать, что существует такое устойчивое понятие как "политическая кухня". Несмотря на все пересуды тайны этой кухни – все равно тайны, особенно в нашем, где-то «византийском», государстве. Политические и бюрократические союзы, временные или постоянные, необходимы политику для осуществления своей программы, своего видения. У каждого государственного деятеля иногда бывает свой "брестский мир". Всякое бывает в извилистых коридорах власти. Но бывают ситуации, когда компромисс разрушает, по сути, личность или образ политического лидера, либо этот компромисс в данной ситуации невозможен, так как он будет чрезвычайно губителен для сложившейся положительной эмоциональной связи между массами и политиком.
Кроме того, выбор кандидатуры члена Совета Федерации в сложившейся политической ситуации предопределяет характер будущих взаимоотношений с верхушкой федеральной политической бюрократии, которая представляет из себя, по моему мнению, "серпентарий единомышленников". В данном случае выбор кандидатуры можно назвать политической инициацией, после которой будет определено место лидера Калмыкии в этой иерархии. Это уже большая, федеральная политика, поэтому к вопросу надо подходить максимально тщательно и аккуратно. Всегда есть риск, всегда большая неопределенность.
Я уже говорил, что этот выбор – личная прерогатива первого лица республики. С учетом правил политической лояльности и предыдущих соображений, и об этом уже было сказано главе, принимается любой его выбор. Ведь сегодня речь идет о слишком принципиальных моментах, чтобы руководствоваться какими-то мелкотравчатыми соображениями. За ним стоит выбор народа Калмыкии, который был сделан 8 сентября.
Тем более что на данный момент, в условиях так называемого транзита власти и подготовки к нему, политический вес этой должности значительно увеличивается. Лицо, входящее в состав Федерального Собрания, вероятно, будет участвовать (в той или иной форме, в том или ином качестве) в оформлении юридически значимых документов, которые определят, не побоюсь сказать, судьбу российского государства в XXI веке и, опосредствованно, нашей республики.
Последствия решений в подобного рода случаях меняют личную судьбу лидера, иногда и мир. Молодой римлянин, стоя перед рекой, имя которой впоследствии станет нарицательным, не знал, что, перейдя/переплыв ее, он начнет блистательную карьеру, а имя его останется в веках. Мы не знаем, о чем он думал, находясь перед Рубиконом. Мы можем только предполагать, что он не просчитывал наперед, слишком непохоже на это, он действовал, судя по всему, влекомый некими, наверное, высшими силами, теми, что предопределяют нашу судьбу и нашу жизнь. Это то, что можно назвать экзистенциальным одиночеством лидера, который, принимая решение, должен следовать логике истории, иногда вопреки всему, но всегда – ради народа и людей. Именно так рождается настоящий политический лидер, настоящий герой, который своим решением в данной ситуации даст ответ на вопрос, владеющий умами думающих людей республики: "Камо грядеши*, Калмыкия?

Юрий СЕНГЛЕЕВ

* Камо грядеши – Куда Ты идешь, Господи? (перевод (ст.-слав.) фразы апостола Петра, сказанной, по преданию, Иисусу Христу «Quo vadis, Domine?» (лат.).