С чего началась история «откормочников» в Калмыкии? В декабре 2010 года первую откормочную площадку, а, вернее, откормочный комплекс «Мясо Калмыкии», построенный в рамках реализации федеральной комплексной программы развития мясного скотоводства, открыл экс-глава республики Алексей Орлов, кстати, два месяца как вступивший в должность. Это был первый в республике откормочный комплекс замкнутого цикла, который должен был вмещать пять тысяч голов крупного рогатого скота. С того момента в регионе началась интенсификация сельского хозяйства. Располагается комплекс в Бага-Чоносе Целинного района. «КС» не раз писала о нем: и в начале строительства, и с открытия. Когда он работал на полную мощность, туда возили гостей республики – показать, чем богата Калмыкия. Показывали комплекс даже Владимиру Жириновскому.

А в 2017 году мы отправились в Бага-Чонос, чтобы посмотреть на «фуры, полные мяса». И увидели пустующие стойла и ангары. Спросили в Минсельхозе Калмыкии: что все это значит. Замминистра сельского хозяйства РК заверил газету, что «откормочник» ждет реконструкция – увеличение мощности до 6600 голов КРС. А воз, как говорится…
Согласно Большой советской энциклопедии, интенсификация сельского хозяйства – это последовательное возрастающее вложение средств производства и труда на единицу земельной площади, а в животноводстве - на голову скота, применение достижений науки и передового опыта, улучшение методов ведения хозяйства и технологии производства для систематического повышения продуктивности животных, земли и получения с каждого гектара наибольшего количества продукции при наименьших затратах труда и средств на единицу продукции. Самым же быстрым способом повысить продуктивность животных, имеется в виду набор живой массы, и является откормочная площадка.
В последнее время широко практикуется откорм скота на открытых площадках. В нашей стране такие площадки круглогодично функционируют в Краснодарском крае, Оренбургской и Пензенской областях, Тамбовской области. Не отстает от всех и Калмыкия: на сегодня в республике действуют 77 площадок по откорму крупного рогатого скота и восемь – мелкого. Кроме того, планируется ввести в эксплуатацию еще девять откормочных площадок (КРС). Пока по региону на откорме находится всего чуть меньше 6700 голов КРС и 2150 голов МРС. Мест же в «откормочниках» столько, что они могут вместить почти в четыре раза больше бычков и в два раза больше овец.
Сколько мы себя помним, на всех совещаниях, форумах, конференциях, посвященных сельскому хозяйству, призывали к увеличению числа «откормочников». Что ж, посылы «были услышаны», откормочных площадок у нас предостаточно. Осталось заполнить их скотом. Причем, настолько, чтобы хватало на экспорт.
Не первый год калмыцким животноводам твердят со всех уровней: торговым сетям Москвы, Санкт-Петербурга, других крупных городов России нужно кондиционное высококачественное мясо. Что такое кондиция, тоже все знают. Требования к «кондиции» вырабатывались и шлифовались во всем мире на протяжении длительного времени, треть которого наша страна провела в борьбе за социализм. При котором, как мы помним, было не до кондиций, было бы вообще мясо. Так вот, торговым сетям нужна беспрерывная поставка мяса. Пока же у нас нет налаженной реализации продукции. Без этого постоянное наращивание производства теряет всякий смысл. Фермерам приходится сбывать мясо в соседние регионы по значительно низкой цене. Неплохим подспорьем здесь были бы московские магазин и ресторан «Чабан-хаус», но, как известно, они приказали долго жить.
Никто не спорит, выгода от откормплощадок есть. К тому же с 2012 года в республике реализуется грантовая поддержка крестьянских (фермерских) хозяйств на развитие начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм. За шесть лет (в 2016 году выдачи грантов не было) было выдано чуть более 372 миллионов рублей 310 начинающим фермерам, более 203-х с половиной миллиона рублей 116 семейным фермам. «Урожайным» на начинающих фермеров оказался 2017 год, тогда гранты получили 105 аграриев. «Семейников» же больше всего было двумя годами ранее – 52. В прошлом году на развитие ферм получили гранты 18 семей. Одна из них - семья Дякиевых из Ики-Бурульского района. По словам Гиляны Дякиевой, дочери главы КФХ, их семья в 2013 году из ЛПХ «выросла» до КФХ. Постепенно расширились, решились на грант: «Сейчас осваиваем средства: взяли трактор, строим откормочную площадку. А что, мы все обдумали, дело ведь прибыльное. А к животноводству мы привыкшие – все-таки люди сельские». Как призналась молодой фермер, каналы сбыта найти особых проблем не составит – рядом Ставропольский край, Дагестан, откуда регулярно приезжают скупщики мяса. Причем, скупают и живым весом, и на убой. Как тут не повториться: наше мраморное мясо ждут в крупных магазинах и ресторанах крупных городов России. Обидно, когда оно за «копейки» будет доставаться перекупщикам.
Добавим, что откормочные площадки есть во всех районах. По десять – в Ики-Бурульском и Лаганском районах, в Октябрьском районе зарегистрировано восемь площадок, по семь – в Кетченеровском, Малодербетовском и Целинном. Радует немалое количество «откормочников», однако есть, как всегда, одно «но» - имеет место быть сокращение поголовья крупного рогатого скота. Правда, как сказали «КС» в отделе животноводства Минсельхоза РК, сказались погодные условия – засуха, жара летом прошлого года. Количество поголовья должно восстановиться, если уже не восстановилось.
И напоследок позитив: если в 2011 году объем производства продукции сельского хозяйства составлял 10,9 миллиарда рублей, то в 2018 году – 25,9 миллиарда рублей. Цифра, говорящая сама за себя и комментариев не требующая. Тем не менее мы попросили министра сельского хозяйства Калмыкии Санала Адьяева ответить: семь тысяч голов КРС на откорме для республики – это нормально или все-таки маловато?

Александр КОГДАНОВ